В училище мы готовились стать военными журналистами, культпросветработниками для СА и ВМФ. Вернее, нас готовили опытные профессора, кандидаты наук, преподаватели. И надо отметить, основательно и предметно. И условия были соответствующие, армейские, мало, чем отличались от других военных училищ. И в наряды ходили, и в караул заступали(внутренний и гарнизонный), и в парадах на 7-е ноября участвовали, и строевые песни исполняли(львовяне и львовянки изумлялись, когда ребята из КПР на три! голоса затягивали), и во время праздников и юбилеев областного и всесоюзного масштабов курсанты ЛВВПУ были, как говорится, "каждой бочке затычка".

О знаменитых марш-бросках можно долго рассказывать. Запомнился зимний, на первом курсе, пятидесятикилометровый. Один штрих. Шли мимо небольшого села, перед Старичами. Пытаясь соблюдать строй, уставшие, потные, голодные мы брели под удивленные и испуганные взгляды местных дедов и старушек.

-Неужели наши вернулись(ОУН, УПА)?!-шептались они между собой. Не знаю. Но подумалось об этом. Но мы дошли до учебного центра. Даже строгий Георгий Кузьмич Кобозев похвалил, наш отец-командир всего училища!

Конечно, в общевойсковых, танковых, артиллерийских, не говоря уже о знаменитом Рязанском ВДВ, училищах и армейские порядки, не спорю, были построже, и строевой подготовке уделяли больше внимания. Но, почему-то несколько раз, во время строевого смотра мотострелковой дивизии(там начинал офицерскую службу), Боевое знамя доверяли нести мне, корреспонденту-организатору дивизионной газеты "Гвардеец", а не выпускникам Московского или Бакинского ВОКУ. Но это так, к слову.

"Бомба" разорвалась позже, в конце восьмидесятых. Редактор окружной газеты СКВО"Красное Знамя" полковник В. Гончаров выступил с открытым письмом в главпуровском бюллетене(выпускался в те годы), где попытался "подопустить" львовян, военных журналистов. Мол, в "барских условиях" проживают, "армейской службы не нюхали" и т. д. Боже мой, что тут началось. Статью обсуждали вплоть до развала Союза. Представляю себе, если бы тогда существовал интернет. Без прямых оскорблений не обошлось. Это точно. Видимо, на Валерия Вениаминовича "перестройка"подействовала, либо заказ пришел от яковлевской команды "реформаторов", не знаю. Обиделись тогда на Гончарова крепко, в первую очередь выпускники факультета журналистики ЛВВПУ 70-80 годов. Ну не любил Гончаров львовян, ну что поделаешь. Хотя мужик(выходец из железнодорожных войск), в целом-неплохой. Работал под его руководством в начале восьмидесятых.

В девяностые и нулевые основной костяк ростовской газеты составляли выходцы из нашей системы. И в "горячих точках" себя проявили с лучшей стороны. Не хвалюсь, просто констатирую. Видимо, наряды, караулы, строгий уклад армейской жизни сыграли не последнюю роль.

Геннадий Алехин

Комментарии

Булат Тарнуев В конце 80-х многие советские гражданские и военные партработники, замполиты, пропагандисты резко скурвились в соответствии с Горбачевской антисоветской "линией партии" и стали выступать против СССР и своей партии. Я тогда увидел массу таких гнилых перевертышей, которые вчера славили партию и Союз, а потом стали чернить их, начиная с 1986 года.

Все они были гнилье и мразье, пошедшие в партию ради карьеры и большой зарплаты.