5 октября исполняется 50 лет Её Высочеству Останкинской телебашне имени 50-летия Октября

Днем и ночью Останкинская телевизионная башня смотрит во все четыре окна моей квартиры. По вечерам кажется: протяни руку и можно будет дотронуться до красных гирлянд ее многочисленных огней. Гости придут, удивляются: как же близко она стоит. В такие моменты я не без гордости начинаю рассказывать, как в 1982 году поднимался с бригадой верхолазов на самую макушку телебашни, чтобы сменить там старый флаг СССР на новый. Даже медкомиссию проходил ради такого случая. И показываю для убедительности кусок красного, линялого полотнища, полгода трепанного ветрами и выполосканного дождями. Кто сильно попросит, даже дарю лоскуток советского флага…
Когда в Париже возвели Эйфелеву башню, 300 писателей и художников (среди них Александр Дюма-сын, Ги де Мопассан и композитор Шарль Гуно) направили протест в адрес муниципалитета, характеризуя конструкцию как «бесполезную и чудовищную», как «смехотворную башню, доминирующую над Парижем, как гигантская фабричная дымовая труба», добавляя: «На протяжении 20 лет мы будем вынуждены смотреть на отвратительную тень ненавистной колонны из железа и винтов, простирающуюся над городом, как чернильная клякса».
В отличие от парижан, москвичи сразу полюбили свою Останкинскую телебашню. Благосклонно, если не сказать любовно, к ней относились и гости столицы. Работая военным корреспондентом ТАСС, я многажды поднимался с зарубежными военными делегациями в так называемое «Седьмое небо». Другими словами телебашня сразу встала в ряд таких столичных достопримечательностей, как Большой театр, Третьяковка, московские высотки.
В советские времена башня по своему разделила судьбу страны. Если поначалу в её ресторан "Седьмое небо" водили исключительно иностранцев, то чем основательнее утверждались так называемые перестройка и гласность, тем больше торгового люда прилипало к её гладким стенам. «За бабки» на верхотуру и в ресторан стали подниматься все, кому не лень. И «грузили» башню-бедолагу за те же «бабки» всем, чем попало: передатчиками, кабелями, прочей амуницией. Почему и загорелась - напряжения не выдержала. Так алчность "новых русских" и угробила башню на сороковом году жизни. Впрочем, я сильно забежал вперёд.
Впервые разговоры о новом телевизионном передатчике для столицы возникли на заседании Моссовета ещё в 1956 году. До того москвичи пользовалась Шуховской ажурной башней, что на Шаболовке. Сначала решено было строить высотную телеантенну в районе Черемушек, там даже провели некоторые планировочные работы. Потом площадку перенесли в Останкино.
Весной 1961 года строительство уникального телевизионного объекта (войдя в строй, башня сразу была занесена в книгу рекордов Гиннеса, потом только ее "обошла" Торонтонская) прекратили из-за того, что руководство города серьезно засомневалось в надежности фундамента строения. И здесь нелишне будет сказать о том, что отцы башни инженер Н. Никитин, архитекторы Л. Баташов и Д. Бурдин задумали свое детище в фантастически уникальном варианте. По существу она являет собой стакан, стоящий на железобетонной плите фундамента (толщина его всего лишь 4, 5 метра, диаметр - 70 метров) несколькими ногами высотой в 17 метров. Выше "ноги" переходят в коническое основание, а над ним - монолитный железобетонный ствол, диаметр которого внизу составляет 18 метров, а на высоте 321 метра - 8, 2 метра. Собственно ствол башни заканчивается на высоте 386, 5 метра. На нем установлены пять стальных антенн разного диаметра. На самом верху сооружения еще одна антенна квадратного сечения. И - флагшток. Главной конструкционной изюминкой башни являются 149 металлических канатов, которые притягивают железобетонную трубу изнутри к фундаменту.
Башня, весящая больше 30 000 тонн, намного крепче гранита. К тому же она одета в специальный "плащ", защищающий ее от осадков. Пробить в ней дырку можно лишь сверхпрочными сверлами. Она устоит против любого теоретически возможного урагана, который если и случится, то один раз в 2500 лет и против землетрясения силой в 8 баллов (мощнее в стране никогда не наблюдалось). Вершина шпиля может отклоняться при сильном ветре на 14 метров. До сих пор зафиксированные прогибы лишь на 5, 5 метра, что почти незаметно с земли невооруженным глазом, но на расстоянии в 100 и больше километров изображение в такие моменты может бледнеть и тоже колебаться. А я колебаний не заметил. Было ощущение, что еду в тамбуре железнодорожного вагона.
Два года понадобилось инженеру и архитекторам, чтобы доказать скептикам и перестраховщикам: башня строится на века и ей не страшны никакие природные катаклизмы. Естественно, проектировщики и строители, даже в самом страшном сне не могли предположить, что беда их детищу может прийти от людей. Да еще от тех, кого башня по существу кормила. . .
Интенсивно "начинять" её начали сразу же после пуска в эксплуатацию (успели к 50-летию Октябрьской революции). На 44 этажах бетонного ствола разместились аппаратные, трансформаторные, пункты радиорелейной и специальной связи, метео реи для наблюдения за погодой. Что касается собственно телевизионной трансляции, то в застойные времена считалось: для советского народа вполне достаточно иметь пять программ. Остальное уже буржуазное излишество: не каналы, а канализация. В так называемых новых экономических условиях на Останкинскую иглу, как куски мяса на шампур, стали нанизываться коммерческие каналы. К 1994 году их набралось одиннадцать. И уже тогда руководство Главного центра радиовещания и телевидения вынуждено было принародно признаться: всё, башня не резиновая, больше аппаратуры принимать не может. Встал вопрос о реконструкции антенно-фидерной системы телебашни. Предполагалось, что специалисты института имени Мезенцева демонтируют металлическую антенную опору до 504, 4 метра. Затем с помощью вертолетов поставят новую, и общая высота конструкции составит 562, 46 метров. Однако гладко было на бумаге. Вопрос с финансирование реконструкции башни её руководству решить не удалось. Зато оно (руководство) алчно продолжало эксплуатировать уникальное сооружение, что называется в хвост и гриву. И не столько в техническом, так сказать, направлении, сколько в коммерческом. С некоторых пор башня превратилась в громадную кормушку для хитрованов и ловкачей. Вот лишь один пример. За 30 лет существования на башне побывало свыше 10 миллионов человек. За последние 10 лет - почти вдвое больше! На сегодняшний день общий вес башни почти что удвоился. Особенно усердствовали эксплуатировать башню на "Седьмом небе". В золотом, серебряном и бронзовых ресторанных залах практически круглосуточно принимали гостей. Там даже стеклянные полы намеревались построить, чтобы ещё больше качать денег из посетителей. Ну что вы хотите, если в башне даже спортивные забеги утраивались. Опять же не задарма.
Странный парадокс того времени заключался в том, что чем больше денег приносила башня ее хапужным эксплуататорам, тем меньше средств они отпускали на ее починку, содержание, реконструкционные работы. (Такое положение вещей наблюдалось, впрочем, во всем народном хозяйстве страны ельцинского периода. Всюду, куда ни кинь взором, всё ветшало, всё приходило в негодность. В державе словно исчезли рачительные хозяева, а их место заняли сумасбродные временщики).
И, конечно же десять послеперестроечных лет над башней не поднимался флаг. Все некогда было хозяевам, барыши считали. И расплата не заставила себя ждать. . .
Описывать пожар, случившийся на Останкинской телебашне нет никакого желания - это стыдобище видели вся страна, весь мир. Потом несколько дней какая-то часть страны телевидение вообще не смотрела. А еще потом все стало налаживаться.
Некоторые восстановительные работы продолжаются на башне до сей поры. Их стоимость достигла нескольких миллиардов рублей. Для эффективного проведения ремонтных работ был создан консорциум из семи проектных и монтажных организаций. Сгоревшее оборудование было демонтировано полностью. Наиболее трудоёмкие работы велись по замене лифтового оборудования. А самым дорогостоящим оказалось обеспечение противопожарных мероприятий. Несколько месяцев башня вообще стояла без своего стального корсета. И если бы, не приведи Господь, в столице тогда случилось землетрясение хотя бы силой в четыре балла, - антенна рухнула бы. Однако наибольшую опасность представляют как раз не тектонические сдвиги земной коры – повторяю, в наших широтах явление достаточно редкое, а климатические перепады температур. Они жутко разрушающе воздействуют на сверхпрочный бетон, который лучшие свои качества проявляет именно при сжатии его тросами.
И на последок несколько сухих цифр по Её величеству Останкинской телебашни.
Высота — 540 метров (первоначально высота башни была 533 метра, но затем был достроен флагшток).
Высота бетонной части — 385 метров.
Высота основания над уровнем моря — 160 метров.
Глубина фундамента - 4, 6 метров.
Масса башни вместе с фундаментом — 55 000 тонн.
Коническое основание сооружения опирается на 10 опор; средний диаметр между опорами-ногами — 65 метров.
Высота опор — 62 метра.
Диаметр основания — 60 метров.
Кольцевые сечения ствола башни обжаты 149 канатами.
Суммарный объём помещений и высотных обстроек — 70 000 м³.
Полезная площадь помещений башни — 15 000 м².
Максимальное теоретическое отклонение вершины башни при максимальных расчётных скоростях ветра — 12 метров.
Застеклённая смотровая площадка расположена на высоте ≈337 метров.
Открытая смотровая площадка чуть выше — 340 метров.
Опорная площадь фундамента — 2037 м².

Михаил Захарчук.